5/23/2013

.skaz IV



На моем языке оставались две царапины, когда я решил что уже можно что-то сказать.
Молчать было невыносимо. Но острая боль, которая пульсировала у меня во рту, казалась медленной пыткой. Такие невидимые боли заставляли людей рассказывать государственные, военные тайны, а мне хотелось просто поговорить. У неё были тусклые глаза. Именно тусклые. В комнате никого больше не было. Было так тихо, будто мы оба спали. А мы смотрели на белую стену, которая справа от двери. Подтёки на ней создавали какие-то импрессионистские рисунки. В зависимости от настроения можно было увидеть что-то новое. Это успокаивало. Сегодня я видел страуса с плавниками и большим цветком на голове. Что она видела, я не знаю. У меня всё ещё болел язык, и я решил сказать ей, что в этом городе она смотрится лучше, чем в прошлом. Её глаза всё ещё были тусклыми. Она меня поцеловала. Боль в языке исчезла на целых 4 секунды. А потом она перешла куда-то в область живота, а страус на стене сделал шаг вперед.