5/27/2015

Ник Кейв и отсутствие оценок



На сцене у Ника Кейва лицо «навсенаплевавшего» человека, который почему-то сидит за роялем и нагло разбрасывает нотные листы.
С таким же лицом он смотрит на прекрасное освещение, этакое вампирское, камерное, но уютное, что-то между красным, фиолетовым, серебристым и черным. На своих музыкантов смотрит с любовью, они со страстью и полной отдачей смотрят на свои инструменты, причем у одного может быть сразу пять инструментов за один концерт.

Но вот что происходит, когда Кейв подходит к толпе закучковавшись в оркестровой яме неформалов. Он превращается в темного, но доброго мага рассказчика. Он верит в то, что рассказывает и доверяет людям, которым рассказывает. Его рассказ превращается в песню, а песня в проповедь, а проповедь в гипноз и все подсаживаются на волну этого высокого и худого мужчины, с черными волосами, в темном классическом костюме и с глазами, которые буд-то всю жизнь прятались у него под лбом. Он безумно честен. Буд-то и не знает, что он тот самый Ник Кейв чью дискографию знали наизусть каждый из 5000 пришедших, буд-то он и не знает что такое гордость, что такое страх, безопасность. Он просто непредсказуемо блуждал по сцене, периодически со скрипом вскрывал сердца, садясь за черный рояль и часто смотрел в глаза тем, для которых пел.

И здесь стала ясна хитрость идеального музыканта. Он ни о чем не думает и никого не оценивает, он просто рассказывает свою историю, честно без стеснений. Наверное, более 30 лет на сцене в этом закаляют. Наверное такое человеческое качество было ему присуще сразу и он просто так нагло и просто стал кем он есть, делал то, что он чувствовал. Только о том, что он чувствовал. Сразу отпадает страх быть кем-то. Нужно просто быть.

Вот я пишу эти строки и сама не понимаю, кем я стала после этого понимания, журналистом, который пишет о концерте Ника, или рассказчиком которому хочется рассказывать, но пока не умеющего освободиться от оценок.